Сергей есенин…интересные факты из жизни

Проклятие?

Как уже упоминалось, в 1930-х годах имя Сергея Есенина было под запретом. И по роковому стечению обстоятельств в эти страшные годы пострадали многие из тех, кто был близок к поэту. Полностью вырезали всех новокрестьянских поэтов – в число которых одно время входил и Сергей Александрович (дореволюционный период творчества). Были расстреляны Николай Клюев, которого сам Есенин называл своим учителем, а также его друзья Сергей Клычков и Петр Орешин.

Тюремный срок получили Екатерина Есенина, сестра поэта, а ее муж – зять поэта Василий Наседкин – был расстрелян.

В 1939 году была найдена убитой в своей квартире Зинаида Райх. Ей нанесено было 17 ножевых ранений. Незадолго до этого арестовали ее мужа (и приемного отца детей Есенина) Всеволода Мейерхольда (его позже расстреляют). Сраженная наповал всем происходящим, Зинаида написала гневное письмо самому Иосифу Сталину. «Вы не разбираетесь в искусстве!» — заявила смелая женщина. Вероятно, именно за это она и поплатилась…

Как уже упоминалось, в 1937 году казнен был и первенец Есенина – Юрий Изряднов. Его обвинили в контрреволюционной деятельности – как-то в пьяном виде парень сказал, что неплохо бы бросить бомбу в Кремль…

Имажинизм

Со школьной скамьи мы слышим эти мудреные названия различных поэтических и художественных групп, которые в 1910-1920-х годах множились, как грибы под дождем. Футуристы, акмеисты, символисты – главное не запутаться! Но имажинисты – объединение, созданное Сергеем Есениным на пару с уже упоминавшимся ранее Мариенгофом, стоит в этом списке особняком. Главное для молодых и талантливых людей было – заявить о себе. Они готовы были на все, лишь бы пропиариться, прогреметь на всю Москву. И им это удавалось! Например, однажды друзья-поэты всю ночь вешали на дома таблички со своими именами. Так, Большая Дмитровка стала Кусиковской, а Кузнецкий мост – Есенинским. Эта акция была еще и своеобразной пародией на действия советских властей – названия, напоминавшие о старом режиме, в ту пору активно сменялись новыми – революционными и соответствующими времени – что создавало немалую путаницу среди населения.

Имажинистская четверка: слева направо Мариенгоф, Есенин, Кусиков, Шершеневич

Еще одна смелая акция – написание неприличных стишков прямо на стенах Страстного монастыря (он располагался на нынешней Пушкинской площади и был взорван в 1930-х годах).

Все собрались поглазеть, как монахини, подставив лестницы, спешно смывали антирелигиозные слова: «Здесь по ночам монашки снимают с Христа штаны». Да, время было горячее…

Бонус

  1. Любимым блюдом Сергея Есенина была вареная картошка, а из вин он предпочитал рислинг.
  2. Есенин был невысокого роста – 168 сантиметров.
  3. Общеизвестно, что Сергей Есенин был блондином с голубыми глазами. Но вот бородой он пошел в деда – щетина его отливала в рыжину. Поэтому поэт всегда тщательно брился и даже пудрился, только бы никто не заметил его «изъяна». Он вообще следил за внешностью, был франтом и щеголем – всюду возил за собой огромные чемоданы с дорогими костюмами и галстуками.
  4. Любимым поэтом Сергея был А.С. Пушкин, а писателем – Ф.М. Достоевский. Любил он также и Максима Горького – своего современника. А вот Владимира Маяковского – терпеть не мог и постоянно с ним соревновался.
  5. Стихотворения Есенина (особенно из цикла «Москва кабацкая» крайне почитаются на зоне. Связано это с близкими каждому зэку мотивами любви к матери и презрения к женщине (подруге жизни, жене). Как правильно отметил писатель Варлам Шаламов, эти две черты не могут гармонично сочетаться друг с другом, поэтому особая привязанность завсегдатаев тюрьмы к матери – не более чем легенда.
  6. Есенин курил папиросы «Сафо». Также пробовал он кокаин и гашиш – модную тогда забаву среди литературной богемы.
  7. Сергей Александрович говорил с заметным рязанским «акцентом» — мягко произносил букву «г» и слегка «окал».
  8. Сохранилось несколько записей голоса поэта, а также небольшие отрывки кинохроники – как отечественной, так и зарубежной. Немногие его современники удостоились быть запечатленными в движении.

С. Есенин и Айседора Дункан: кадр из кинохроники

Имя Сергея Есенина навеки вписано в сокровищницу русской литературы. Еще многие и многие поколения будут проникаться его певучей поэзией… В чем же секрет Есенина? Почему он так близок именно русской душе? Думается, что причина этого – в особой интонации. Главные мотивы поэзии Есенина – любовь к Родине, в том числе и к малой, любовь к женщине – это все вечное, непреходящее. Но ему удалось уловить и еще одно непреходящее качество русской души – это желание потосковать, погрустить, пожалеть себя. Как ни странно, но все поздние (и отчасти ранние) стихи Сергея Александровича наполнены жалостью к себе, тоской по утраченному счастью, мечтами о новой, лучшей доле… Это ли не исконно русские мотивы? До боли щемящая необходимость себя пожалеть, поговорить и погрустить наедине с самим собой – порой это просто необходимо каждому из нас…

Сорокоуст (А. Мариенгофу)

Трубит, трубит погибельный рог!Как же быть, как же быть теперь намНа измызганных ляжках дорог?Вы, любители песенных блох,Не хотите ль пососать у мерина?Полно кротостью мордищ праздниться,Любо ль, не любо ль, знай бери.Хорошо, когда сумерки дразнятсяИ всыпают вам в толстые задницыОкровавленный веник зари.Скоро заморозь известью выбелитТот поселок и эти луга.Никуда вам не скрыться от гибели,Никуда не уйти от врага.Вот он, вот он с железным брюхом,Тянет к глоткам равнин пятерню,Водит старая мельница ухом,Навострив мукомольный нюх.И дворовый молчальник бык,Что весь мозг свой на телок пролил,Вытирая о прясло язык,Почуял беду над полем.2Ах, не с того ли за селомТак плачет жалостно гармоника:Таля-ля-ля, тили-ли-гомВисит над белым подоконником.И желтый ветер осенницыНе потому ль, синь рябью тронув,Как будто бы с коней скребницей,Очесывает листья с кленов.Идет, идет он, страшный вестник,Пятой громоздкой чащи ломит.И все сильней тоскуют песниПод лягушиный писк в соломе.О, электрический восход,Ремней и труб глухая хватка,Се изб древенчатый животТрясет стальная лихорадка!3Видели ли вы,Как бежит по степям,В туманах озерных кроясь,Железной ноздрей храпя,На лапах чугунных поезд?А за нимПо большой траве,Как на празднике отчаянных гонок,Тонкие ноги закидывая к голове,Скачет красногривый жеребенок?Милый, милый, смешной дуралей,Ну куда он, куда он гонится?Неужель он не знает, что живых конейПобедила стальная конница?Неужель он не знает, что в полях бессиянныхТой поры не вернет его бег,Когда пару красивых степных россиянокОтдавал за коня печенег?По-иному судьба на торгах перекрасилаНаш разбуженный скрежетом плес,И за тысчи пудов конской кожи и мясаПокупают теперь паровоз.4Черт бы взял тебя, скверный гость!Наша песня с тобой не сживется.Жаль, что в детстве тебя не пришлосьУтопить, как ведро в колодце.Хорошо им стоять и смотреть,Красить рты в жестяных поцелуях,—Только мне, как псаломщику, петьНад родимой страной “аллилуйя”.Оттого-то в сентябрьскую скленьНа сухой и холодный суглинок,Головой размозжась о плетень,Облилась кровью ягод рябина.Оттого-то вросла тужильВ переборы тальянки звонкой.И соломой пропахший мужикЗахлебнулся лихой самогонкой.

Смерть

Официальная версия – самоубийство – поначалу никаких сомнений не вызывала. Однако в 1990-х годах начали множиться предположения о возможной насильственной кончине великого поэта. Одним из первых альтернативную версию высказал Эдуард Хлысталов, сам бывший следователь. По его мнению, Есенин обладал некими секретными сведениями, обнародования которых очень боялось КГБ (якобы в руки к поэту каким-то образом попала телеграмма самого Льва Каменева). Кроме того, Хлысталов полагал, что вольнодумный и слишком смелый Сергей был как кость в горле у советских властей – ну никак им не удавалось его приручить!

Версии об убийстве базируются на следующем: во-первых, на теле поэта, кроме странгуляционной борозды, было найдено еще несколько небольших гематом – что могло свидетельствовать о борьбе. При повешении Есенин левой рукой ухватился за трубу отопления – что рассматривалось как попытка избежать удушения. Интересно, что современниками (например, Максимом Горьким, сей факт виделся в ином свете – как стремление поскорее покинуть этот свет). Известно, что до событий в гостинице «Англетер», Сергей уже дважды пытался покончить с собой.

Дельвигу (Друг Дельвиг, мой парнасский брат)

Друг Дельвиг, мой парнасский брат,Твоей я прозой был утешен,Но признаюсь, барон, я грешен:Стихам я больше был бы рад.Ты знаешь сам: в минувши годыЯ на брегу парнасских водЛюбил марать поэмы, оды,И даже зрел меня народНа кукольном театре моды.Бывало, что ни напишу,Все для иных не Русью пахнет;Об чем цензуру ни прошу,Ото всего Тимковский ахнет.Теперь едва, едва дышу!От воздержанья муза чахнет,И редко, редко с ней грешу.К неверной славе я хладею;И по привычке лишь однойЛениво волочусь за нею,Как муж за гордою женой.Я позабыл ее обеты,Одна свобода мой кумир,Но все люблю, мои поэты,Счастливый голос ваших лир.Так точно, позабыв сегодняПроказы младости своей,Глядит с улыбкой ваша сводняНа шашни молодых «бл*дей».

Жены и дети Есенина

Пора перейти к теме личной жизни поэта. Многие знают, что первой официальной женой Есенина стала Зинаида Райх. В этом браке родилось двое детей – Татьяна и Константин. Такие имена были выбраны самим поэтом. Татьяна – разумеется, в честь матери – традиционно. Мальчику же отец хотел выбрать такое имя, чтобы не встречалось в литературном «бомонде». И только после наречения ребенка, Сергей вспомнил: Константином же зовут Бальмонта!

Зинаида Райх с детьми

Однако не каждому известно, что до Зинаиды Есенин уже жил в гражданском браке со своей коллегой по типографии Ивана Сытина – Анной Изрядновой. И у них родился сын Юрий. К сожалению, его судьба была крайне трагичной: в 1937 году он был расстрелян по ложному обвинению…

В 1921 году Сергей Александрович развелся с Зинаидой, вышедшей впоследствии замуж за знаменитого театрального режиссера Мейерхольда. Детей, усыновленных новым отцом, он неоднократно навещал и всегда носил их фотографии с собой. Райх даже опасалась, что взбалмошный Есенин может выкрасть Таню и Костю, и прятала их. Незадолго до смерти Сергея отношения между бывшими супругами возобновились. Все же именно Зинаида продолжала оставаться главной женщиной в жизни поэта…

После Райх у Сергея было немало возлюбленных, однако он не спешил оформлять отношения законно. Умный и по-крестьянски расчетливый, поэт уже тогда понял силу пиара. Он решил: жениться надо непременно на знаменитости, желательно иностранке – чтобы вместе с ней выбраться в заграничное турне и посмотреть мир. И такие мысли родились в голове Есенина не случайно, ведь как раз в это время в Советскую Россию прибыла Айседора Дункан… Красивый и обаятельный молодой человек сделал все, чтобы заграничная «звезда» его заметила. Да и, надо признаться, Сергея Александровича трудно было не заметить… Но отношения продлились менее двух лет – Есенину стало тяжко вдали от Родины, он вернулся и сразу развелся

Айседора Дункан

Последний официальный брак также не был лишен расчета. Поэт долго выбирал – что почетнее – дочка Шаляпина или внучка Льва Толстого. Наконец, выбор пал на Софью Андреевну – полную тезку своей бабушки –

супруги великого русского писателя. Но и этот брак вскоре затрещал по швам – казалось, Сергей просто не был создан для семейной жизни.

Четвертый ребенок Есенина – сын Александр – родился в 1924 году и умер совсем недавно – в 2016-м. Его матерью была поэтесса Надежда Вольпин. Отец ребенка никогда не видел, но имя ему выбрал сам – в честь отца и, конечно, с намеком на обожаемого А.С. Пушкина. Александр Есенин-Вольпин был математиком и философом, лидером диссидентского движения. В 1972 году эмигрировал в США.

Надежда Вольпин с сыном

Бисексуальность

Спорная тема, в последнее время постоянно возникающая. Несомненно, в полном смысле гомосексуалистом Есенин не был. Но время тогда было такое – Серебряный век… Многие отваживались на бисексуальные отношения (например, Марина Цветаева, несколько лет прожившая в своеобразном браке с поэтессой Софией Парнок). Сергея также постоянно сопровождали по жизни друзья-мужчины, с которыми он, между прочим, делил жилище. Первым из них был крестьянский поэт Николай Клюев, никогда своей гомосексуальности не отрицавший, а наоборот, воспевший ее в стихах. С другой стороны, судя по творчеству Клюева, он был приверженцем древнегреческих отношений: учитель-ученик с примесью латентного эротизма. Насколько Николай был склонен к реальному контакту, судить трудно. Хотя существуют воспоминания одного из знакомых Есенина, В. Чернявского, которому поэт признавался, что учитель его таки посягал на невинность ученика, но был отвергнут. По вечерам Сережа уходил на свидания с женщинами, а Клюев буквально садился у порога и хватал его за полы пальто. Рассказывая это, поэт сжимал кулаки и кричал: «Я его пырну ножом когда-нибудь!»

С. Есенин и Николая Клюев

В дальнейшем Сергей Александрович делил жилище со своим другом – поэтом Анатолием Мариенгофом. Ему было посвящено стихотворение «Прощание с Мариенгофом», где присутствуют и такие строки:

Возлюбленный мой! дай мне руки –

Я по-иному не привык, —

Хочу омыть их в час разлуки

Я желтой пеной головы.

Зная Есенина, легко предположить, что это было всего лишь поэтическое преувеличение, свойственное ему в те годы. Однако кто знает…

Так или иначе, но последнее стихотворение поэта, «До свиданья, друг мой, до свиданья» — также посвящено мужчине – Вольфу Эрлиху. Некоторые усматривают в этом нечто большее, чем просто дружба.

Все это не более чем домыслы и предположения, но не упомянуть об этих фактах невозможно. Необходимо также отметить: в XIX – начале XX века в том, что двое друзей мужского пола снимали на двоих квартиру, никто не видел ничего предосудительного. Так было просто дешевле. А вот не узаконенное сожительство мужчины и женщины осуждалось. Поэтому твердые заявления о гомосексуальности Есенина недостаточно обоснованы и поспешны.

Стихи Есенина о вере

О Матерь Божья…

О Матерь Божья,
Спади звездой
На бездорожье,
В овраг глухой.

Пролей, как масло,
Власа луны
В мужичьи ясли
Моей страны.

Срок ночи долог.
В них спит Твой Сын.
Спусти, как полог,
Зарю на синь.

Окинь улыбкой
Мирскую весь
И солнце зыбкой
К кустам привесь.

И да взыграет
В ней, славя день,
Земного рая
Святой Младень.

1917 г.

***

Я странник убогий

Я странник убогий.
С вечерней звездой
Пою я о Боге
Касаткой степной.

На шелковом блюде
Опада осин,
Послухайте, люди,
Ухлюпы трясин.

Ширком в луговины,
Целуя сосну,
Поют быстровины
Про рай и весну.

Я, странник убогий,
Молюсь в синеву.
На палой дороге
Ложуся в траву.

Покоюся сладко
Меж росновых бус;
На сердце лампадка,
А в сердце Исус.

1915 г.

***

За горами, за желтыми долами…

За горами, за желтыми долами
Протянулась тропа деревень.
Вижу лес и вечернее полымя,
И обвитый крапивой плетень.

Там с утра над церковными главами
Голубеет небесный песок,
И звенит придорожными травами
От озер водяной ветерок.

Не за песни весны над равниною
Дорога мне зеленая ширь —
Полюбил я тоской журавлиною
На высокой горе монастырь.

Каждый вечер, как синь затуманится,
Как повиснет заря на мосту,
Ты идешь, моя бедная странница,
Поклониться любви и кресту.

Кроток дух монастырского жителя,
Жадно слушаешь ты ектенью,
Помолись перед ликом спасителя
За погибшую душу мою.

1916 г.

***

Твой глас незримый, как дым в избе

Твой глас незримый, как дым в избе.
Смиренным сердцем молюсь тебе.

Овсяным ликом питаю дух,
Помощник жизни и тихий друг.

Рудою солнца посеян свет,
Для вечной правды названья нет.

Считает время песок мечты,
Но новых зерен прибавил ты.

В незримых пашнях растут слова,
Смешалась с думой ковыль-трава.

На крепких сгибах воздетых рук
Возводит церкви строитель звук.

Есть радость в душах — топтать твой цвет,
На первом снеге свой видеть след.

Но краше кротость и стихший пыл
Склонивших веки пред звоном крыл.

1916 г.

***

Чую Радуницу Божью

Чую Радуницу Божью —
Не напрасно я живу,
Поклоняюсь придорожью,
Припадаю на траву.

Между сосен, между елок,
Меж берез кудрявых бус,
Под венком, в кольце иголок,
Мне мерещится Исус.

Он зовет меня в дубровы,
Как во царствие небес,
И горит в парче лиловой
Облаками крытый лес.

Голубиный дух от бога,
Словно огненный язык,
Завладел моей дорогой,
Заглушил мой слабый крик.

Льется пламя в бездну зренья,
В сердце радость детских снов,
Я поверил от рожденья
В богородицын покров.

1915 г.

***

Не ветры осыпают пущи…

Не ветры осыпают пущи,
Не листопад златит холмы.
С голубизны незримой кущи
Струятся звездные псалмы.

Я вижу — в просиничном плате,
На легкокрылых облаках,
Идет возлюбленная мати
С пречистым сыном на руках.

Она несет для мира снова
Распять воскресшего Христа:
«Ходи, мой сын, живи вез крова,
Зорюй и полднюй у куста».

И в каждом страннике убогом
Я вызнавать пойду с тоской,
Не помазуемый ли богом
Стучит берестяной клюкой.

И может быть, пройду я мимо
И не замечу в тайный час,
Что в елях — крылья херувима,
А под пеньком — голодный Спас.

1914 г.

  • Волчья метка Сергея Есенина
  • Знаете ли вы Есенина? (викторина)

Поскольку вы здесь…

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

ПОМОЧЬ

Пой же, пой. На проклятой гитаре…

Пой же, пой. На проклятой гитареПальцы пляшут твои в полукруг.Захлебнуться бы в этом угаре,Мой последний, единственный друг.Не гляди на ее запястьяИ с плечей ее льющийся шелк.Я искал в этой женщине счастья,А нечаянно гибель нашел.Я не знал, что любовь — зараза,Я не знал, что любовь — чума.Подошла и прищуренным глазомХулигана свела с ума.Пой, мой друг. Навевай мне сноваНашу прежнюю буйную рань.Пусть целует она другова,Молодая красивая дрянь.Ах постой. Я ее не ругаю.Ах, постой. Я ее не кляну.Дай тебе про себя я сыграюПод басовую эту струну.Льется дней моих розовый купол.В сердце снов золотых сума.Много девушек я перещупал,Много женщин в углах прижимал.Да! есть горькая правда земли,Подсмотрел я ребяческим оком:Лижут в очередь кобелиИстекающую суку соком.Так чего ж мне ее ревновать.Так чего ж мне болеть такому.Наша жизнь — простыня да кровать.Наша жизнь — поцелуй да в омут.Пой же, пой! В роковом размахеЭтих рук роковая беда.Только знаешь, пошли их на х*йНе умру я, мой друг, никогда.

Сыпь, гармоника. Скука… Скука…

Сыпь, гармоника. Скука… Скука…Гармонист пальцы льет волной.Пей со мною, паршивая сука,Пей со мной.Излюбили тебя, измызгали —Невтерпеж.Что ж ты смотришь так синими брызгами?Иль в морду хошь?В огород бы тебя на чучело,Пугать ворон.До печенок меня замучилаСо всех сторон.Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.Пей, выдра, пей.Мне бы лучше вон ту, сисястую, —Она глупей.Я средь женщин тебя не первую…Немало вас,Но с такой вот, как ты, со стервоюЛишь в первый раз.Чем вольнее, тем звонче,То здесь, то там.Я с собой не покончу,Иди к чертям.К вашей своре собачьейПора простыть.Дорогая, я плачу,Прости… прости…

Отношение к власти

Какое время – такой и Есенин. В 1930-1940-е годы творчество поэта находилось под запретом, за чтение стихов могли и посадить… В тюрьмах побывали многие родственники и друзья Сергея Александровича, в том числе сестра Екатерина. В 1950-х, в связи с оттепелью, отношение стало теплеть. Однако требовалось полностью «осоветить» образ певца Руси. Оставшиеся в живых мемуаристы в один голос стали «вспоминать» различные хвалебные фразы по отношению к советскому строю – и их можно понять… Но все же надо признать, что советская власть, как и власть царская, никогда не была Есенину особо приятна и близка. Он, как истинный крестьянин, всегда относился к власть имущим с опаской, при этом не стесняясь использовать их в своих целях и предлагать обмен: ты – мне, я – тебе. Именно желанием задобрить власти объясняются стихотворения (надо признать, не самые лучшие) «Ленин», «Баллада о двадцати шести» (про бакинских комиссаров).

Также неверна и появившаяся в 1990-е годы тенденция приписывать Сергею Александровичу особую любовь к царским особам. Да, юный поэт действительно был допущен ко двору и встречался не только с Елизаветой Федоровной, сестрой императрицы, но и со всей царственной фамилией –

читал им свои стихи. Сергей всегда был достаточно честолюбив, стремился пробиться в высшие круги, заиметь связи и знакомства – и, надо признать, это ему удавалось!

При этом меньше всего хотелось бы представить поэта расчетливым дельцом. Он был крайне увлекающимся, страстным человеком, и всегда сначала искренне верил в новую идею. Но потом наступало разочарование… Так произошло и с революционными идеалами.

Отношения с матерью

Раз уж мы затронули тему семьи, не будет лишним рассказать и о взаимоотношениях поэта с матерью. Несмотря на то, что его перу

принадлежат, наверное, самые проникновенные стихи, посвященные родительнице (то же знаменитое «Письмо матери» и многие другие шедевры), в жизни все было не так гладко. Отношения Татьяны Федоровны с первенцем долгое время были достаточно напряженными, и, кстати, все нежные строки, направленные к матери, были в основном вдохновлены образом бабушки с материнской стороны, Натальи Евтихиевны Титовой. Именно она вместе со своим мужем, Федором Андреевичем, растила маленького Сережу, пока Татьяна находилась в городе на заработках. Сама мать недолюбливала сына за то, что рассорил ее с мужем (именно после рождения первенца супруги Есенины на некоторое время расстались). Любопытно, что на отношение Есенина к матери повлиял следующий эпизод. Сергею было уже 16 лет, и он внезапно заболел тифом, свирепствовавшим тогда по многим деревням. Лежа в полубреду, мальчик открыл глаза и увидел, что мать деловито шьет ему, еще живому… смертный саван! Ему показалось, что родительница даже не была огорчена. Возможно, потеря стольких детей действительно заставила несчастную женщину смириться с неизбежной судьбой. Ее в этой ситуации сложно осуждать. Однако сам Есенин так и не смог забыть этот неприятный для него момент.

Есенин с матерью

Братья и сестры

Общеизвестно, что у Сергея Александровича было две сестры – Екатерина и Александра. Именно эти женщины оставили наиболее полные воспоминания о поэте. Но мало кто знает, что у Татьяны Федоровны и Александра Никитича Есениных, помимо старшего мальчика-первенца и двух девочек было еще… 11 детей! К сожалению, все они либо родились уже мертвыми, либо умерли во младенчестве. В то время медицина была еще крайне несовершенной, и, как следствие, детская смертность была очень высокой. Этой трагедии, ставшей привычным делом для большинства российских женщин, поэт посвятил стихотворение «Заря окликает другую»:

«Потом ты идешь до погоста

И, в камень уставясь в упор,

Вздыхаешь так нежно и просто

За братьев моих и сестер».

Александра и Екатерина Есенины

Аресты и приводы в ВЧК

Конечно, такая бурная жизнь не могла не привлечь внимания соответствующих органов. За всю жизнь на Сергея Есенина было заведено аж четырнадцать уголовных дел! Однако в тюрьме он провел в совокупности не более нескольких суток – всегда выручали друзья и высокопоставленные почитатели. За что поэт попадал в тюрьму? Конечно, за хулиганские выходки в составе группы имажинистов, за скандалы (иногда в пьяном виде). То есть все приводы носили бытовой характер. Но некоторые исследователи жизни и творчества склонны видеть в этом преследование советской властью «непокорного» певца любви и свободы.

Об одном из арестов стоит рассказать поподробнее. В тот незадавшийся день, весной 1921 года, друзья – Есенин и Мариенгоф – решили отдохнуть в одном из салонов-«притонов», который содержала Зоя Шатова. Ее квартира была открыта не для всех, а лишь для избранных – нужно было знать особый пароль. Там проводила время литературная богема, спекулянты и прочие «нежелательные» тогда элементы. Разумеется, ВЧК пристально следила за борделем, и однажды нагрянула с арестом. Как назло, именно в этот день злополучную квартиру решили навестить и друзья-имажинисты. Впоследствии по мотивам произошедшего М.А. Булгаков напишет пьесу «Зойкина квартира».

Однако вскоре всех арестованных отпустили – ибо никакой контрреволюции за ними не числилось.

Внуки и правнуки

Потомки великого поэта здравствуют и поныне. У дочери Татьяны родилось двое сыновей, и одного из них, разумеется, назвали Сергеем – в честь деда, а второго – Владимиром.

Владимир носил фамилию отца – Кутузов, и у него двое сыновей – правнуков Есенина.

Внук поэта Сергей Владимирович Есенин

Его брат Сергей унаследовал девичью фамилию матери, у него две дочери – Зинаида и Анна. Сын Зинаиды родился в 1991 году. Он носит имя прапрадеда – Сергей. У Анны в 1990-е годы родилась дочь Дарья – также праправнучка Есенина.

У брата Татьяны Константина в первом браке родилась дочь Марина.

Активно занимались продвижением наследия своего знаменитого родственника и племянницы Сергея Александровича – дочь Екатерины Наталья и дочь Александры Татьяна.

Стихи Есенина о природе

Метель

Прядите, дни, свою былую пряжу,
Живой души не перестроить ввек.
Нет!
Никогда с собой я не полажу,
Себе, любимому,
Чужой я человек.

Хочу читать, а книга выпадает,
Долит зевота,
Так и клонит в сон…
А за окном
Протяжный ветр рыдает,
Как будто чуя
Близость похорон.

Облезлый клен
Своей верхушкой черной
Гнусавит хрипло
В небо о былом.
Какой он клен?
Он просто столб позорный —
На нем бы вешать
Иль отдать на слом.

И первого
Меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной,
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
Стране родной.

Я не люблю
Распевы петуха
И говорю,
Что если был бы в силе,
То всем бы петухам
Я выдрал потроха,
Чтобы они
Ночьми не голосили.

Но я забыл,
Что сам я петухом
Орал вовсю
Перед рассветом края,
Отцовские заветы попирая,
Волнуясь сердцем
И стихом.

Визжит метель,
Как будто бы кабан,
Которого зарезать собрались.
Холодный,
Ледяной туман,
Не разберешь,
Где даль,
Где близь…

Луну, наверное,
Собаки съели —
Ее давно
На небе не видать.
Выдергивая нитку из кудели,
С веретеном
Ведет беседу мать.

Оглохший кот
Внимает той беседе,
С лежанки свесив
Важную главу.
Недаром говорят
Пугливые соседи,
Что он похож
На черную сову.

Глаза смежаются,
И как я их прищурю,
То вижу въявь
Из сказочной поры:
Кот лапой мне
Показывает дулю,
А мать — как ведьма
С киевской горы.

Не знаю, болен я
Или не болен,
Но только мысли
Бродят невпопад.
В ушах могильный
Стук лопат
С рыданьем дальних
Колоколен.

Себя усопшего
В гробу я вижу.
Под аллилуйные
Стенания дьячка
Я веки мертвому себе
Спускаю ниже,
Кладя на них
Два медных пятачка.

На эти деньги,
С мертвых глаз,
Могильщику теплее станет,—
Меня зарыв,
Он тот же час
Себя сивухой остаканит.

И скажет громко:
“Вот чудак!
Он в жизни
Буйствовал немало…
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из „Капитала“”.

Декабрь 1924

***

Закружилась листва золотая

Закружилась листва золотая
В розоватой воде на пруду,
Словно бабочек легкая стая
С замираньем летит на звезду.

Я сегодня влюблен в этот вечер,
Близок сердцу желтеющий дол.
Отрок-ветер по самые плечи
Заголил на березке подол.

И в душе и в долине прохлада,
Синий сумрак как стадо овец,
За калиткою смолкшего сада
Прозвенит и замрет бубенец.

Я еще никогда бережливо
Так не слушал разумную плоть,
Хорошо бы, как ветками ива,
Опрокинуться в розовость вод.

Хорошо бы, на стог улыбаясь,
Мордой месяца сено жевать…
Где ты, где, моя тихая радость —
Все любя, ничего не желать?

1918 г.

***

Поет зима, аукает…

Поет зима — аукает,
Мохнатый лес баюкает
Стозвоном сосняка.
Кругом с тоской глубокою
Плывут в страну далекую
Седые облака.

А по двору метелица
Ковром шелковым стелется,
Но больно холодна.
Воробышки игривые,
Как детки сиротливые,
Прижались у окна.

Озябли пташки малые,
Голодные, усталые,
И жмутся поплотней.
А вьюга с ревом бешеным
Стучит по ставням свешенным
И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные
Под эти вихри снежные
У мерзлого окна.
И снится им прекрасная,
В улыбках солнца ясная
Красавица весна.

1910 г.

***

Зима

Вот уж осень улетела
И примчалася зима.
Как на крыльях, прилетела
Невидимо вдруг она.

Вот морозы затрещали
И сковали все пруды.
И мальчишки закричали
Ей “спасибо” за труды.

Вот появилися узоры
На стеклах дивной красоты.
Все устремили свои взоры,
Глядя на это. С высоты

Снег падает, мелькает, вьется,
Ложится белой пеленой.
Вот солнце в облаках мигает,
И иней на снегу сверкает.

***

Весенний вечер

Тихо струится река серебристая
В царстве вечернем зеленой весны.
Солнце садится за горы лесистые,
Рог золотой выплывает луны.

Запад подернулся лентою розовой,
Пахарь вернулся в избушку с полей,
И за дорогою в чаще березовой
Песню любви затянул соловей.

Слушает ласково песни глубокие
С запада розовой лентой заря.
С нежностью смотрит на звезды далекие
И улыбается небу земля.

***

Восход солнца

Загорелась зорька красная
В небе темно-голубом,
Полоса явилась ясная
В своем блеске золотом.

Лучи солнышка высоко
Отразили в небе свет.
И рассыпались далеко
От них новые в ответ.

Лучи ярко-золотые
Осветили землю вдруг.
Небеса уж голубые
Расстилаются вокруг.

1911-1912 гг.

***

Черемуха

Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький
Серебряный ручей.
Черемуха душистая,
Развесившись, стоит,
А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдает
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поет.

1915 г.

Оцените статью
Шутник-реалист
Добавить комментарий